03:22 

Приморские верования

У приморцев нет мифа о сотворении мира. Они не задаются вопросом, когда он появился – возможно, он был всегда, возможно, когда-то его не было, но что мы можем знать о тех временах, когда в мире не было людей? Ведь рассказать об этом некому.
Людей породили Море и Огонь. Отец-Огонь научил их строить дома, готовить пищу и защищать себя от опасностей окружающего мира. Мать-Море дала им пищу и научила их строить корабли и находить дальние земли.
Огонь и Море завещали своим детям быть свободными и не нарушать чужую свободу. Они не выделяли никого из своих детей, ведь перед Морем и перед Огнём все равны. Корабль ведёт тот, кто показал себя самым достойным. Так и всех детей моря направляют самые достойные, чьё право принимать решения за всех признано всеми.

Мать-Море и Отец-Огонь породили только приморцев. Других разумных обитателей мира создавал кто-то другой или другие. Но если кто-то из них пожелает жить по заветам Моря, он вправе это сделать: Мать-Море легко оказывает покровительство и неродным детям, если они искренни с ней.
С Морем и Огнём может говорить каждый, для этого не нужны посредники, ведь каждый ребёнок может обратиться к любому из своих родителей. Поэтому в Приморье нет ни жрецов, ни храмов, ни мало-мальски постоянных мест отправления культа. Каждый волен обратиться к Морю или Огню тогда, там и так, как ему покажется правильным в каждой конкретной ситуации. Нет ничего более искреннего и чистого, чем сиюминутный порыв, и не следует ограничивать его чужими словами или выбранными кем-то местами.

Море и Огонь бывают строги к своим детям, нередко проявляют гнев и наказывают нерадивых чад. Но они любят своих детей и, как всякие родители, желают им счастья и радости в жизни. Поэтому они не ждут от людей никаких особенных жертв. Поэтому в Приморье нет постов, не приняты аскеза и обеты, по которым человек отказывает себе в чём-то. Какая мать обрадуется, если её дитя не станет есть, спать или радоваться? Морю от людей ничего не нужно. Она ценит честность и, как всякая мать и более, чем любая другая мать, достойна уважения.
В море и в огонь не бросают то, от чего хотят избавиться. Отслужившее своё изделия из дерева, например, крайне редко сжигают, как правило, их закапывают. Для приморцев дикостью является одна мысль о казни через сожжение. Огню предают тела танцоров с огнём, кузнецов – тех, кто был ему близок при жизни; в море хоронят умерших в плавании моряков, в нём нередко находят свой конец ловцы жемчуга, в море затапливают отслужившие своё корабли.

Мать-Море и Отец-Огонь не персонифицируются; у приморцев нет легенд, в которых кто-либо из них являлся бы людям и говорил с ними напрямую. Тем не менее они обладают некоторыми чертами, присущими людям. Например, далеко на юге есть место, где Мать-Море видит сны. Если кто зайдёт в те края, попадёт в её сон и станет тем, что ей в ту минуту пригрезится. А сны порой бывают весьма причудливы. Это место даже отмечено на морских картах как область, куда не следует заходить кораблям, благо оно лежит в стороне от всех торговых маршрутов – не надо мешать Матери-Морю спать. Это не является кощунством: тех, кто оказался там случайно, ни в чём не обвиняют, но намеренно заходить туда почитается неоправданно опасным.

Морю во многом противопоставляется река. Конечно, пресная вода вливается в море, но как неспелый плод не только невкусен, но даже вреден, так и речная вода: она пригодна для питья и мытья, но и только. При всей трепетности отношения приморцев к морскому жемчугу – слезам Матери-Моря, которые нельзя подвергать никакой механической обработке, к речному жемчугу относятся с глубоким пренебрежением. Его добывают и обрабатывают в поселениях на берегах рек и большей частью продают за пределы Приморья. И нет более унизительной казни, чем утопление в реке.


@темы: Артен, Матчасть, Ночь без Лжи

URL
   

Малый приём в Эртанде

главная